Дмитрий Остряков: Что мешает открытости МВД?

Говоря про открытые данные МВД, мы предлагаем сконцентрироваться на той информации, которая может представлять первостепенный интерес для общества как заказчика правоохранительной функции.

 

Прежде всего, это сведения о территории обслуживания полицейского подразделения, его контактах, месте в общей иерархии подразделений и информация о руководстве. Регулярный мониторинг, который проводит Объединённая группа общественного наблюдения (ОГОН), позволяет утверждать, что эти данные МВД оставляет скрытыми от общества и использует лишь внутри своей структуры, не публикуя их.

 

Проблемой является разный подход руководства территориальных управлений МВД в субъектах РФ к их «нарезке» на более мелкие структурные единицы. К примеру, в Санкт-Петербурге границы территорий обслуживания ОВД не совпадают ни с границами муниципальных образований, ни с границами мировых судебных участков, образуя три никак друг с другом не связанных сетки территориального деления. Более логичным, правильным и удобным для общества мы считаем подход московского Главка, в соответствии с которым границы большинства ОВД, за редким исключением, совпадают с границами муниципалитетов, точно их не пересекая, а мировые судебные участки расположены внутри муниципальных округов.

 

Неуниверсальность подхода к установлению и описанию границ территории обслуживания подразделений усугубляется ещё и тем, что каждое региональное управление устанавливает свою иерархию подразделений, что вносит путаницу и усложняет формулирование общих требований к описанию границ. Так, во многих городах – в Воронеже, Мурманске, Сочи, Сыктывкаре, в отличие от Санкт-Петербурга и Москвы, – в структуре некоторых отделов полиции функционируют также и пункты полиции с отдельными дежурными частями. Эта сложность усугубляется наличием специфических подразделений в крупных городах, например, отделов полиции на метрополитене, органов транспортной полиции, обслуживающих линейные объекты.

 

Кроме того, даже если иерархию подразделений активистам удаётся установить, информацию о границах территории их обслуживания получить от региональных органов МВД совсем непросто. В качестве наиболее одиозного примера мы приводим переписку с Главным управлением МВД России по Краснодарскому краю, которое на неоднократные запросы СМИ отвечало, что запрашиваемая информация относится к категории ограниченного доступа и в связи с этим не может быть предоставлена.

 

Другой пример касается ответа ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с описанием границ ОВД на 36 страницах, которое практически невозможно перевести в картографический вид. В ответе указывается, что граница 49 отделения полиции УМВД России по Выборгскому району Петербурга «…идёт между границей коллективного садоводства и южной границей АО "Бугры", огибая садоводство (которое входит в состав городских земель) и проходит по канаве на юг и юго-восток до пр. Энгельса граничит с Всеволожским районом.» (пунктуация сохранена).

 

К сожалению, вопрос об обязательности размещения информации о территории обслуживания в Интернете не урегулирован приказами МВД, хотя такие сведения обязательны к публикации на информационных стендах.

 

Возвращаясь к подразделениям полиции на метро и к транспортной полиции, считаем необходимым отметить, что вдобавок к отсутствию информации на официальных сайтах, разграничение их территорий обслуживания с «обычной» полицией остаётся путанным и непонятным. Как, например, установить границы территории обслуживания для линейного подразделения транспортной полиции, обслуживающего вокзал? По границам территории земельного участка, сформированного под вокзалом? По периметру ограждения, которое часто оборудуется не по границам земельного участка? По обрезу фундамента здания? А как быть, если здание вокзала имеет ещё и подземные элементы – тоннели и пешеходные переходы?

 

Следующий значимый блок информации, которую мы считаем необходимым размещать на официальных сайтах – это имена, звания и фотографии полицейских руководителей. Конечно, эти сведения исправно публикуются в отношении регионального руководства, но уже на уровне территориальных подразделений на районном уровне ситуация обстоит не так хорошо. Мы отмечаем прогресс в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, где в 2017 году были созданы отдельные сайты для всех районных подразделений и размещена информация не только о районном руководстве, но и о руководстве ОВД. Одновременно приходится констатировать, что сайты районных структур зачастую могут не синхронизироваться с сайтом петербургского Главка. Аналогичную работу по размещению в унифицированном виде сведений о руководителях, вплоть до уровня ОВД, предстоит проделать ещё значительной доле региональных управлений полиции. Кроме того, в свете частых коррупционных скандалов в ведомстве МВД отдельный интерес представляет обязательное размещение сведений о доходах и имуществе руководителей.

 

Отдельный массив абсолютно разрозненной информации – это ежегодные отчёты участковых уполномоченных и полицейских руководителей вплоть до руководителей ОВД, которые, в силу ведомственных нормативно-правовых актов, должны оперативно размещаться на официальных сайтах. Конечно, перед предъявлением требования об обязательной публикации отчётов необходимо сперва добиться, чтобы эти мероприятия проходили. Так, из четырёх попыток ОГОН их посетить в 2018 году только одна оказалась успешной: в январе 2018 года в Санкт-Петербурге два мероприятия не состоялись в назначенное время, а в июле 2018 года в Воронеже участницы ОГОН, пришедшие на отчёт участкового Шабанова, незаконно удерживались им.

 

Проблемой является отсутствие унифицированной структуры отчёта и полное отсутствие в его текстах информации о нарушениях со стороны самих сотрудников полиции. Фокус всех отчётных текстов выстроен вокруг сравнения текущего периода с аналогичным периодом прошлого года – эту связь крайне необходимо разрывать для ухода от деструктивной «палочной» статистики. Разработка новой структуры отчёта, ориентированного на общественную оценку деятельности полиции и на её открытость, должна стать важным шагом на переходном пути к внедрению новых практик.

 

Выражая общественный запрос на информационную открытость и предъявляя правоохранительным органам одну из возможных форм его реализации, ОГОН инициировала создание справочного ресурса «Карта полиции», аккумулирующего все перечисленные категории информации и предоставляющего возможность оставить отзыв о полицейских подразделениях. На данный момент «Карта полиции» позволяет по адресу найти всю иерархию полицейских подразделений, его обслуживающих, получить информацию об их руководителях, направить им обращения через официальные электронные приёмные, прочитать опубликованные отчёты.

 

Разработав и запустив «Карту полиции», ОГОН выражает надежду, что этот ресурс станет внешним катализатором и стимулом для раскрытия базовой, наиболее необходимой при обращении в полицию, информации.

 

Дмитрий Остряков, координатор проекта «Карта полиции» Объединённой группы общественного наблюдения (ОГОН), Санкт-Петербург 

 

ОГОН – гражданская инициатива, созданная российскими правозащитниками в 2012 году для наблюдения за действиями представителей власти в трёх сферах, где наиболее вероятно возникновение конфликта – в судах, на публичных мероприятиях и в полиции.

 

Источник: Открытая полиция, 20.02.2019