МХГ: Выводы и рекомендации по итогам наблюдения на «Марше материнского гнева» в Москве

 

 

10 февраля в Москве состоялось мирное массовое публичное мероприятие под названием «Марш материнского гнева».

 

Московская Хельсинкская Группа направила на «Марш материнского гнева» гражданских наблюдателей для фиксации хода акции, реакции властей на нее и контроля за соблюдением прав граждан.

 

По итогам наблюдения МХГ подготовила предварительные выводы и рекомендации органам власти.

 

В качестве положительного момента стоит отметить то, что сотрудники полиции дали шествию состояться, несмотря на то что в его согласовании было отказано. Полицейские не угрожали задержаниями, не оказывали психологического давления своим избыточным числом и обмундированием, а на ряде участков сотрудники ДПС регулировали переход через проезжую часть.

 

В ходе шествия наблюдатели зафиксировали участников контракции (около 10 человек) с повязками цвета гвардейской ленты на рукавах, которые скандировали лозунги, обратные по содержанию лозунгам участников марша (фото 1фото 2). Возле дома номер 11 на Никитском бульваре группа из 2-3 участников контракции агрессивно выхватила и порвала плакат у одного из участников шествия, тем самым спровоцировав конфликт. Полицейские оперативно вывели из толпы двух участников контракции, спровоцировавших конфликт вокруг плаката, впоследствии они были задержаны (фото 3).

 

Наряду с этим, наблюдатели обратили внимание на следующие негативные моменты:

  • В ряде случаев сотрудники ДПС никак не регулировали движение участников, хотя имели такую возможность, в результате появлялись пробки из автомобилей и риск ДТП. Пример — действия сотрудников в районе дома 27с6 по Тверскому бульвару (фото 4фото 5).
  • Отдельные сотрудники полиции, особенно старшие по званию и должности, при несении службы в общественном месте позволяли себе не носить нагрудные знаки, допуская прямое нарушение закона о полиции. (фото 6фото 7фото 8)
  • На группу участников контракции полиции следовало обратить внимание заранее и либо отделить её от участников марша, либо присутствовать рядом, чтобы избежать столкновения с основной группой участников.
  • Задержание двух участников контракции, вырвавших плакат и спровоцировавших конфликт, возможно, было избыточным — целей предотвращения дальнейшей эскалации и/или привлечения к ответственности можно было добиться менее жесткими мерами.
  • Непонятны правовые основания непрерывной видеосъёмки пришедших на марш, которую вели сотрудники полиции и/или иных правоохранительных органов в штатском, которые при этом отказывались представляться и объяснить цели записи и то, как она будет храниться и использоваться в дальнейшем.

 

Наблюдатели МХГ готовы к согласованию выводов и рекомендаций с другими присутствующими на марше наблюдателями. Группа также намерена направить соответствующие запросы ответственным органам власти.

 

Отдельно стоит отметить, что в ходе согласования «Марша материнского гнева» проявился недостаток российского законодательства, в принципе не допускающий проведения публичного мероприятия в форме шествия ранее чем за 10 дней с момента подачи уведомления. В недавнем прошлом известны примеры согласований и в меньшие сроки (например, инициированные государственными органами митинги «Вместе против террора» 8 апреля 2017 года и т.п.). Подобную практику согласований в более короткие сроки следует распространить на любые мирные собрания, особенно на те, которые возникают в ответ на события, требующие срочной реакции. В своем заявлении накануне марша МХГ обращала внимание на соответствующие международные стандарты и практику. Как свидетельствует и прошедшее шествие, у представителей государства есть возможность обеспечить безопасность участников и реализацию их права, даже при условии более короткого срока уведомления. МХГ выражает сожаление, что представители администрации, ответственные за рассмотрение уведомления, ограничились формальным отказом, не пойдя на диалог с организаторами и возложив на полицию обязанность разбираться с последствиями. Очевидно, что необходимы согласительные процедуры, позволяющие избегать подобных конфликтных ситуаций.

 

Источник: Московская Хельсинкская Группа